«ШЕРМАНЫ» НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

«ШЕРМАНЫ» НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

После окончания Второй мировой войны армии стран-победительниц испытывали переизбыток Танки Второй Мировой Войны. Самым непосредственным образом это касалось и наиболее массового танка западных союзников — «Шермана». Достаточно сказать, что к концу лета 1945 года в войсках антигитлеровской коалиции насчитывалось около 20 тысяч боевых машин этого типа. Вполне естественно, что от такого количества танков, ставших ненужными в мирное время, необходимо было избавляться. Альтернативой отправки на переплавку, что тоже широко практиковалось, стала передача или продажа танков другим странам.

Что касается армии США, то на ее вооружении некоторое количество «шерманов» находилось до середины 50-х годов, и эти танки принимали участие в войне в Корее. В послевоенные годы они составляли основу танкового парка большинства стран НАТО, а кроме того, многих государств Ближнего Востока, Азии и Латинской Америки. «Шерманы» активно использовались в колониальных войнах и различных региональных конфликтах тех лет.

В первой половине 50-х годов они применялись французскими войсками в Индокитае, а также режимом Батисты на Кубе против повстанцев Фиделя Кастро. К середине 1959 года партизаны Фиделя захватили пять «шерманов», которые, впрочем, в боях почти не участвовали — их использовали как устрашающий фактор. Впоследствии, в апреле 1961 года, несколько «шерманов» уже в составе «бригады 2506», сформированной из кубинских эмигрантов-«гусанос», высадились у Плайя-Хирон. По другим данным, это были легкие американские танки М41 «Уокер Бульдог». Впрочем, в высадке могли участвовать боевые машины обоих типов. Важно, что судьба у них оказалась похожей. К тому времени Куба уже получила из СССР и Чехословакии несколько десятков Т-34-85 и СУ-100 и совместными действиями авиации и сухопутных войск разгромила десант.

«Шерманы» принимали участие в боевых действиях между Индией и Пакистаном в Кашмире в 1965 году.

Как минимум, 40 боевых машин этого типа еще имелось в пакистанских войсках во время индо-пакистанского конфликта 1971 года.

Но, без сомнения, главной ареной массового и беспрецедентного по длительности боевого применения танков этого типа за всю вторую половину XX века стал Ближний Восток. Причем использовались они обеими сторонами арабо-израильского конфликта.

Первыми «шерманами» Израиль обзавелся в 1948 году, отремонтировав и поставив в боевой строй два разоруженных М4А2, оставленных английскими войсками, уходившими из Палестины. Еще несколько удалось купить в Италии и на Филиппинах, но и эти машины были в небоеспособном состоянии. В той же Италии удалось приобрести американские танковые 75-мм пушки и 105-мм гаубицы. Израильтяне умудрились установить на танки даже крупповские 77-мм пушки периода Первой мировой войны. «Шерманы» состояли на вооружении роты «В» 82-го танкового батальона 8-й танковой бригады ЦАХАЛа — Армии обороны Израиля и принимали активное участие в войне 1948 — 1949 годов. В боевых действиях на территории Палестины с египетской стороны также были задействованы три «Шермана».

Хрупкий мир на Ближнем Востоке продержался до 1956 года. Все это время стороны усиленно вооружались, в том числе и танками. Впрочем, о закупке бронетанковой техники Израилем в то время о каналах ее поступления, количестве боевых машин точной информации нет. Так, например, по оценкам британских спецслужб, в 1952 году Армия обороны Израиля имела 55 «шерманов», а специалисты ЦРУ США сообщали о 120 машинах этого типа.

Первая крупная партия бронетехники (100 легких танков АМХ-13, 60 самоходных 105-мм гаубиц и 60 «шерманов») была получена из Франции в начале 50-х, что позволило Израилю сформировать еще две танковые бригады.

Наряду с закупкой новых боевых машин израильские специалисты приступили к модернизации уже состоявших на вооружении. Французы согласились поставить Израилю 75-мм пушки CN 75-50, баллистика которых была заимствована у немецкой «пан-теровской» пушки KwK 42. Пушки понадобились для перевооружения «шерманов», так как полученных от Франции легких танков АМХ-13, вооруженных таким же орудием, было недостаточно для противодействия египетским Т-34-85. Кроме того, это позволяло уменьшить номенклатуру применяемых ЦАХАЛом боеприпасов. Для установки нового длинноствольного орудия пришлось изменить конструкцию маски и приварить на корме башни литой противовес. Любопытно отметить, что все литые детали изготавливались во Франции и Бельгии, а потом отправлялись в Израиль. К войне 1956 года было перевооружено 50 «шерманов», в основном модификации М4А4, которые получили новое обозначение М50 и название «Супер Шерман». Из них сформировали батальон в составе 37-й танковой бригады. Кстати, почти аналогичным, но более простым путем пошли египтяне, установив на части своих М4А2 башни FL10 от танка АМХ-13.

Решающую роль в боях на Синае в 1956 году сыграли танки 7-й и 37-й бригад. В районе Бир-Жифгафа имели место ожесточенные бои «шерманов» 7-й бригады с Т-34-85 1-й египетской танковой бригады. Египтяне поначалу оказывали сильное сопротивление, но после воздушных ударов, нанесенных англо-французской авиацией, президент Египта Насер отдал приказ об отступлении с Синая. В ходе боев Армия обороны Израиля уничтожила 27 танков Т-34-85, 40 «шерманов», 12 «шерманов» с башнями FL10, 15 «валентайнов», 40 САУ «Арчер», шесть СУ-100 и 343 бронетранспортера египтян. Собственные потери Израиль оценил в 30 танков и бронетранспортеров.

После войны 1956 года результаты успешных действий танковых бригад побудили руководство Израиля сделать упор на развитие танковых войск. Количество танковых бригад в ЦАХАЛе за десять лет (с 1956 по 1966 год) возросло с трех до девяти. Организационно бригада включала два танковых батальона по 50 танков в каждом и батальон мотопехоты. Впрочем, танковые войска усиливались не только количественно, но и качественно.

Наряду с поступлением новых танков «Центурион» из Англии и М48 из США, в Израиле продолжали активно заниматься модернизацией бронетанковой техники. В частности, долгое время проводились эксперименты по оснащению «шерманов» более мощными орудиями английской и французской конструкции. Однако собственный опыт был еще недостаточен и вновь пришлось обратиться за помощью к французам, которые предложили установить 105-мм пушку, спроектированную для танка АМХ-30.